Сергей Антонович Клычков
(1889 – 1940)

Сергей Антонович Клычков родился в деревне Дубровка Калязинского уезда Тверской губернии, ныне Талдомского района Московской области, в старообрядческой семье кустаря-башмачника. Деревня Дубровка Калязинского уезда Тверской губернии

Существует несколько мнений по поводу настоящей фамилии Сергея Антоновича. По одной версии в справочной литературе фамилия Клычков указывается как псевдоним, Лешенков - как фамилия подлинная. По другим источникам Лешенков – литературный псевдоним Клычкова. Лешенков – прозвище, которое дали односельчане отцу Сергея Клычкова, а потом и ему самому. Сам Сергей Клычков писал, что отец его Антон Никитич Лешенков, а Клычков – фамилия по бабушке. Его дед Никита Родионович Лешенков, по всей вероятности, переменил свою фамилию на фамилию жены, считая свою неподходящей.

Семья деда, Никиты Родионовича Клычкова, жила бедно. Отец будущего писателя Антон Ни-китич был отдан в обучение башмачному делу девяти лет от роду. В своё время женился на семнадцатилетней башмачнице - заготовительнице из талдомских крестьян Фёкле Алексеевне Кузнецовой. Впоследствии Клычковым удалось организовать сапожную артель и построить кирпичный дом.

Детство Сергея Антоновича протекало у бабушки Авдотьи в Дубровках, именно её рассказы и сказки явятся в дальнейшем источниками сюжетов произведений писателя. Быт семьи, как и жизнь Дубровок в целом, дадут Клычкову богатый материал для творчества, а члены семьи станут прообразами героев его романов.

На одиннадцатом году отец по совету сельского учителя повёз Сергея в Москву поступать в реальное училище, но мальчику не повезло, провалился, за что отец избил его в Александровском саду. В 1900 году Сергей всё же становится студентом московского реального училища, владельцем и директором которого был известный педагог И.И. Фидлер.

В 1905 году студент С. Клычков, будучи активным пропагандистом освобождения рабочего класса из-под гнета эксплуататоров, с оружием в руках выступал против царизма, был на баррикадах.

В 1906 году Сергей Антонович публикует свои первые стихи в журнале Московского университета «На распутье» (№ 4, № 5, № 6). Они были революционного содержания, о чём говорят и их названия: «Мужик поднялся», «Вихрь», «Гимн свободе» и др.

Осенью 1906 года во избежание ареста Сергею пришлось уехать из Москвы в Дубровки, прервав на время обучение.

В 1908 году, сумев всё-таки закончить реальное училище, он поступает на естественный факультет Московского университета, затем переводится на историко-филологический факультет.

В 1910 году Клычков переходит на юридический факультет.

В конце года в издательстве «Альциона» при финансовой поддержке М.И. Чайковского, брата композитора Петра Ильича Чайковского, с которым дружил писатель, выходит в свет первый поэтический сборник «Песни».

В октябре 1911 года С. Клычков отчисляется впервые из университета за невнесение платы за обучение, в 1913 году – окончательно: его университетское образование обрывается.

В 1913 году выходит в свет второй сборник стихов поэта «Потаённый сад» издания «Альцио-на». Лирика первых двух книг Сергея Клычкова была воспринята современниками как явление символизма.

Но поэзия Клычкова во многом была далека от символистов. Фольклорность, песенная инто-нация, простота языка – вот, что отличало его произведения. Ведь свою творческую родословную Клычков вёл от «речистой матки, мудрого в своём косноязычии отца, от бабушки Авдотьи и Чертухинского леса».

В сентябре 1914 года Сергея призывают в действующую армию. Два года он находится в Гельсингфорсе, обучается в школе прапорщиков и получает это звание. Во второй половине года С.А. Клычкова переводят на Западный фронт. Военную пору своей жизни он определяет как духовный перелом, «прощание с лёгкостью и са-мообольщением». Сергей Антонович, Евгения Александровна и их дочь Женя в КрымуВ начале марта 1917 года С.А. Клычков – в Москве. Затем в Петрограде. Наблюдает за развитием Февральской революции. После революционных октябрьских событий он возвращается в Москву.

В 1918 году жизнь Сергея Антоновича входит в новое русло: он поступает на службу в канцелярию московского Пролеткульта и в церкви на Покровке венчается с Евгенией Лобовой, с которой проживёт 12 лет, в браке родится дочь Евгения, но союз распадётся. Клычков почти сразу после развода женится на В.Н. Горбачевой, в 1932 году у них родится сын Егор. Варвара Николаевна Горбачева

В это время С. Клычков начинает писать прозу. Она полна трагизма: герой, его авторское «я», охвачен тревогой и печалью по поводу бо-гоотступничества человека, богооставленности России, незащищенности личности перед гнётом объективного мира.

1925 год в жизни писателя знаменателен вы-ходом романа «Сахарный немец». В нем С. Клычков говорит о заповеди «не убий» как о воле вселенской, космической, об убийстве как преступлении против природы – говорит в ту пору, когда общество охвачено классовой войной, когда оправдано насилие. Идеал Клычкова – всемирная соборность, космическая гармония, всеобщий лад. Человек не должен убивать человека: жизнь священна под небесным куполом – куполом церкви. Эта идея лежит в основе всей художественной системы романов Клычкова.

В 1926 году в «Новом мире» был опубликован роман «Чертухинский балакирь», центральное место в нём спор между добром и злом, в котором выигрывает чёрт. Клычков винит в этом самого человека. Сергей Клычков, Иван Приблудный, Сергей Есенин, Николай Богословский. Москва, 1924 г.

В 1927 году С. Клычков издает роман «Князь мира», в котором стремится объяснить, почему бесовская сила прельстилась Россией. Чёрт входит в крестьянский мир легко, потому что человек сам готов к этому: Россией правит антихрист, победить зло нельзя, даже добро оборачивается злом.

Тема богоотступничества продолжается в «Неспешных записях» Клычкова: «Неужели и вправду нет Бога? Тогда обращается всё в страшную бессмыслицу!...». Роман получил высокую оценку А.В. Луначарского, но это не спасло Сергея Клычкова от травли.

Все произведения писателя воспринимались, прежде всего, как проявление его воли к организации жизни, которая вызывала своей иносказательностью недоумение у идеологов мощной системы Союза советских писателей (ССП), и потому были расценены как контрреволюционные. Они не были материалистичными, потому отторгались тогдашними критиками. Не всё принимал и Мак-сим Горький.

В 1930 году Клычков - не только писатель-изгой, но и гражданин-изгой. Из его письма к Горькому мы узнаём, что Троцкий занялся им лично, что встал вопрос о реквизиции имущества семьи Клычковых.

Писать стало невыносимо. Он был беден, невостребован, но это его не сломило, он не приобщился к параду социалистического реализма, не унизил себя трусостью и малодушием, не писал стихов во славу власти, не подписывался под коллективными требованиями смертной казни для инакомыслящих. В стремлении жить по своей воле сказывался его протест по отношению к власти. В «Неспешных записях» писатель говорил о невозможности борьбы и бессмысленности жертв. Единственный путь для него заключался в неучастии в зле. Судьба писателя становилась всё мрачнее.

В 1930 году Сергей Антонович издаёт сборник стихов «В гостях у журавлей». Это - его последний поэтический сборник. Он продолжает писать «в стол», не надеясь на публикацию. Тем не менее, неопубликованные стихи хорошо известны московским писателям. Их окрестили волчьими. Сам фонетический и интонационный строй клычковского стиха той поры действительно напоминал волчий вой – глухой, трагический вой одиночки, вой бессилия.

26 апреля 1932 года в связи с опубликованием постановления партии «О перестройке литературно-художественных организаций» на сессии Союза советских писателей (ССП) С. Клычков, страстно провозглашая себя революционным писателем, говорил о творческой самостоятельности писателей, об абсурдности понятий «чистка» и «лишние элементы» применительно к реорганизации литературного дела. Сергей Клычков

14 мая того же года С. Клычков выступил на сессии ССП против новой литературной олигар-хии, при которой свобода творчества будет урезана сильнее, чем прежде. Его выступление, как и предыдущее, было расценено как реакционное.

1 ноября на заседании первого пленума оргкомитета ССП он вновь говорил о свободе творчества.

В тридцатые годы Клычков, вынужденный переключиться на переводческую деятельность, открывает для себя вогульский и киргизский народные эпосы и гордится «изобилием духовных поэтических сокровищ братских народов, получивших из рук революции священное право на свою песню и на свою культуру».

Но на человека, всем сердцем приветствую-щего революцию, 17 октября 1936 года политредактор Госиздата Р. Бегак пишет в НКВД записку доносительного характера, в которой указывает на «контрреволюционное иносказание» поэмы «Албамет и Алтынай», в вольной обработке Клычкова. Последствия самые страшные: 31 июля 1937 года - арестован, а 8 октября 1937 года расстрелян.

Во многих произведениях писатель размышлял о человеческой кончине: о той, которая была «естественным преображением мужичьей крепости и силы, просто уходящей в землю, и потому так тверда земля на погосте, а кровь поднимается кверху, и расцветают красные цветы, и растет мягкая трава; ночами же молодые парни бродят по погосту, нюхают могильные цветы и крепнут». Он думал о такой естественной смерти и не боялся её. В автобиографическом романе «Сахарный немец» признавался: «Хорошо умереть, коли в головах у тебя и в ногах теплятся тихо путеводные свечи, а у дома, плечом прислонившись к крыльцу, терпеливо дожидается сосновая крышка!». Герои его мечтали о желанной и хри-стианской смерти. «Нет большей муки, если смерть в положенные сроки не приходит к человеку. Тогда сердце томится и тоскует по ней, как когда-то по любви. Хотелось умереть, как умирают все мужики, вернувшись с пашни или сенокоса». Последняя фотография. Сергей Клычков – сидит слева. По семейному преданию, Сергей Антонович был арестован на следующий день

Но страшился Клычков другой смерти, когда занесён над тобой, как он писал, чугунный ко-лун. Расстрел – чугунный колун – оборвал жизнь замечательного русского писателя.

Много лет спустя родственникам Сергея Клычкова была выдана справка Военной коллегией Верховного суда СССР от 6 июля 1988 года следующего содержания:

«На Ваше заявление сообщаю: Клычков Сергей Антонович, 1889 г. рождения, член Союза писателей СССР, был необоснованно осужден 8 октября 1937 года Военной коллегией Верховного Суда СССР по ложному обвинению в том, что якобы с 1929 года являлся членом антисоветской организации «Трудовая крестьянская партия», имел связь с Л.Б. Каменевым, проводил антисоветскую деятельность в идеологической области. Клычков А.С. был приговорен к расстрелу. Све-дениями о точной дате исполнения приговора не располагаем, однако, известно, что по существовавшему в то время положению такие приговоры исполнялись немедленно по вынесении. Места захоронения осуждённых к расстрелу не фиксировались.

25 июля 1956 года Клычков С.А. посмертно реабилитирован определением Военной коллегии Верховного Суда СССР.

Зам. начальника секретариата Военной коллегии Верховного суда СССР В. Полуянов»

Автограф С. Конёнкова. Характеристика, данная С. Конёнковым С. Клычкову в связи с посмертной реабилитацией писателяСправка, выданная родственникам Сергея Клычкова Военной коллегией Верховного суда СССР

Библиография:

  1. Клычков, С. Чертухинский балакирь : романы / С. Клычков. - М. : Советский писатель, 1988. - 687 с.
  2. Клычков, С.А. Сахарный немец. Князь мира : ро-маны / С.А. Клычков – М. : Правда, 1989. – 511 с.
  3. Клычков, С. [Стихи] // Избранное. – М., 1990. – С. 163-235.
  4. Журавлев, В. Крестьянская купница // Избран-ное. – М., 1990. – С. 3-11.
  5. Солнцева, Н. Сорочье царство Сергея Клычкова // С.А. Клычков. Собрание сочинений : в 2 т. - М., 2000. – Т. 1. Стихотворения. Проза. – С. 7-56.
  6. Солнцева, Н. Биографическая хроника // С.А. Клычков. Собрание сочинений : в 2 т. - М., 2000. - Т. 2. Проза. – С. 621-648.

Составитель: Е.В. Тимосевич